Факт — понятие центральное для юриспруденции, журналистики и любой другой гуманитарной сферы. Там, где есть вечный риск заблудиться в дебрях субъективизма и политкорректности, факт приходит на помощь. И если в точных науках до, скажем так, появления навязчивых сторонников «плоской Земли» последнее считалось не слишком большой проблемой, гуманитарии всех времён и народов знали, что для адекватного человека умение различать факт и его интерпретацию – это как научиться есть ложкой и вилкой.

Пойдём далее. Исчерпывающее объяснение, к чему приводит неуважение к факту, предлагают антиутопии Евгения Замятина, Олдоса Хаксли и, разумеется, Джорджа Оруэлла. Упоминание его произведения «1984» в украинском контексте считается нормативом для любого украинского политика средней руки.

И даже несмотря на это «1984» — лучшее изложение ситуации, когда факт подменяется интерпретацией. Вспомните вечные «качели», с кем воюет Евразия – с Океанией? Или классический диалог Уинстона Смита с О’Брайеном, где тот пытался субъективизировать всё, что только можно.

Не удержусь от цитаты:

«Уинстон не мог отчётливо припомнить такое время, когда бы страна не воевала… Официально союзник и враг никогда не менялись… Партия говорит, что Океания никогда не заключала союза с Евразией. Он, Уинстон Смит, знает, что Океания была в союзе с Евразией всего четыре года назад. Но где хранится это знание? Только в его уме, а он, так или иначе, скоро будет уничтожен. И если все принимают ложь, навязанную партией,… тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой».

Возможно ли это сегодня? По меткому выражению нашего публициста Павла Казарина, жившего и работавшего в Крыму до 2014 года, «Россия инвестирует в недоверие и подрывает доверие к факту». Мне, как юристу, это очевидно. Когда государство нарушает соседскую границу (и этот факт отрицает), активно продуцирует в медиа сфере то, что сейчас модно называть «фейками», поддерживает на Russia Today разнокалиберные теории заговора и, в целом, подрывает основы основ международного права, остаётся лишь пожать плечами. Потому что я разделяю убеждение, что диалог можно вести с теми, кто признаёт наличие того или иного факта и спорит исключительно о его интерпретации.

К примеру, я буду спорить с теми, кто признаёт факт Голодомора и в то же самое время ставит под сомнение его проукраинскую трактовку.

В то же самое время по-настоящему метать бисер перед свиньями – это спорить с людьми, которые ставят под сомнение факты. Видели таких в залах судебных заседаний? Один не увидел рейдерского захвата. Другой – стройки при полном отсутствии каких-либо разрешительных документов. А третий – бытового насилия.

Когда я задумываюсь о будущем Украины как субъекта международного и медиа права, всё больше понимаю, что единственный для нашей страны путь – это уважение к факту и всяческая обструкция тех юридических и физических лиц, которые выдают свои фантазии за реальность.

Поддерживаете некоторых государственных деятелей и стремитесь к продуцированию проукраинских фейков? После разоблачения вкусите победу тезиса, что, мол, «да все этим балуются, и никто не прав». Это будет триумф и легитимизация «распятого» в Славянске мальчика. Считаете, что временами неудобную историю можно переписать с проукраинскими мотивами? Ничем не будете отличаться от соседей, считающих украинский Херсонес «колыбелью русской нации».

Facts first, как сказал был в этой ситуации Дональд Трамп. Но мы это знаем и без его совета.