Как новые инструменты госуслуг развивают гражданское общество?

Развитие электронных государственных услуг – самый значимый сдвиг для украинского госсектора за последние годы. К концу 2018 года в Украине было доступно уже 117 услуг на правительственном портале, предоставляемых посредством интернета. Почему особый акцент я делаю именно на этих процессах? В первую очередь потому, что здесь мы не наверстываем упущенное, а движемся в одном ритме с Европой. Там концепция развития электронных услуг на 2016-2020 годы подразумевает очень схожие с нами проекты. Почему это так важно? Давайте разберемся.

Самые очевидные причины – устранение бюрократии и коррупции. Вопросы решаются оперативно, а исключение человеческого фактора убирает возможность взяточничества. Далее следует высвобождение ресурсов госслужащих – специалисты смогут заниматься более полезной и эффективной работой, а те, кто пришел ради нечестных заработков, просто уйдут. Соответственно, чем меньше армия чиновников, тем больше возможностей расходовать бюджет на действительно нужные программы. Но и это только вершина айсберга.

На более глубинном уровне такие процессы меняют представления населения о государстве. То, о чем так давно говорили, о государстве, как сервисе, теперь претворяется в жизнь. И открутить этот процесс назад уже будет непросто, ведь люди привыкнут именно получать то, что им нужно, а не кланяться чиновникам или сидеть в унизительных очередях. В Европе это понимают и потому активно поддерживают такие процессы финансированием и экспертизой. Более того, в самом Евросоюзе в Стратегии детально расписаны только первые шаги развития электронных государственных услуг, а дальнейшие действия обсуждаются вместе с населением и бизнесом. Это дает возможность еще сильнее развивать демократические процессы и создавать именно то, в чем люди нуждаются.

У нас тоже есть схожие примеры. Например, инвестирование OpenDataBot в проект бота для поиска железнодорожных билетов RailwayBot. Фактически, это пример того, как бизнес создает нужную обществу услугу, а заодно помогает бороться с перекупщиками и оптимизирует систему. Надеюсь, что дальше этот процесс инициирования проектов бизнесом и общественными объединениями только усилится. Но уже сейчас ясно, что электронные сервисы становятся все более востребованными населением.

Говоря о взаимосвязи бизнеса и развития системы электронных госуслуг, нельзя, конечно, не вспомнить опыт Эстонии, где вопрос диджитализации правительства был превращен в национальный бренд и позволил также коммуницировать инвестиционную привлекательность страны, как государства, открытого инновациям. Это еще раз подчеркивает комплексность таких изменений, когда за одним действием тянутся и другие, срабатывает эффект перелива. Фактически, страна смогла из постсоветской территории развить новую идентичность и привлечь в страну средства и бизнес. Слепо копировать такой подход Украине, конечно, не стоит – у нас есть своя специфика, но стоит понимать, что за развитием диджитал-инструментов следуют и другие возможности.

Безусловно, такое реформирование должно также проводиться критически. И я вовсе не призываю забыть обо всем на свете и всем ринуться только в электронные госуслуги. Наоборот, я считаю, что общественное внимание к вопросу – это возможность для реалистичной оценки процессов, поиска уязвимостей и их доработки. К тому же внимания требуют и структуры, создающие электронные инструменты, ведь демократия работает только при отлаженной системе издержек и противовесов. Но то, что мы делаем сегодня – это отказ от закостенелых систем, которые только и делали, что пытались себя сохранить, меняя вид и название. Сейчас есть шанс создавать новые, более гибкие, нужные и удобные структуры. Именно в этом задача общества. И это намного более масштабные изменения, чем даже преодоление коррупции.