В конце прошлой недели цены на майские фьючерсы американской нефти WTI рухнули на 300% и ушли в минус. Вслед за ними значительно просели и другие марки нефти. За майскими последовали и июньские фьючерсы, которые хоть и не такие низкие, но все же минимальны. Причина: экономика замерла из-за эпидемии, а нефтехранилища переполнены. Однако в этот критический момент для рынка нефти интересно посмотреть в другую сторону – как на кризис реагирует альтернативная энергетика. И, надо сказать, ситуация там интересная.

Начало «весны карантинов» совпало с открытым противостоянием на рынке нефти. Страны ОПЕК не могли договориться по уровню добычи и продолжали качать колоссальные объемы, но экономика постепенно останавливалась. Заводы прекращали производство, отправляя персонал на самоизоляцию, авиаперелеты и международные поездки тоже упали. Нефти становилось все больше, а потребности все меньше. Когда в ОПЕК наконец смогли договориться о рекордном сокращении добычи, то это уже не остановило падение. Парадокс в том, что еще накануне кризиса такое снижение цен простимулировало бы колоссальный спрос и снижение запроса на альтернативную энергетику. Зачем вкладываться в долгосрочные проекты, если с дешевой нефтью богатеть можно прямо сейчас? Но теперь обстановка иная. В среднем в мире потребление упало на рекордные 15%. При этом компании, связанные с зеленой энергетикой оказались в плюсе, потому что их доля значительно возросла. Объясняется это легко: уже работающие ветрогенераторы и солнечные панели не так сильно зависят от международной цепи поставок, а хранилищ не требуют вовсе. По мнению специалистов, кризис создает возможности, которые при других условиях в области зеленой энергетики сложились бы лет через 10.

Конечно, нельзя сказать, что кризис подтолкнет индустрию вперед. Уже сейчас в США говорят о колоссальном сокращении в секторе – сотни тысяч людей могут лишиться работы. Как и в других индустриях, первый удар приняли на себя малые компании – те, кто работал, что называется, руками. Установщики солнечных панелей для частных заказчиков уже столкнулись с резким сокращением запросов. Второй фактор – многие зеленые проекты финансируются теми же нефтегазовыми гигантами, которые на фоне кризиса сокращают затраты. И, разумеется, постепенно проблема нарастает как снежный ком, затрагивая все более масштабные заказы и все более крупных клиентов. Инвестиционные проекты замораживаются до лучших времен. Но аналитики единогласны – тренд на зеленую энергию даже при таком воздействии негативных факторов сильнее. По итогам года в тех же США ожидают роста. На фоне того, что нефтегазовый сектор от банкротства будет спасать государство – это выглядит сильно. А если еще учесть, что сейчас доля альтернативной энергетики в США уже выше 20% и планируется к концу года прибавить еще, то это делает сектор все более значимым. Некоторые эксперты даже ожидают, что рост открытия новых мощностей во втором полугодии превысит все последние годы.

Что происходит в Украине? Здесь сектор еще не так велик, и ситуация для него скорее опасная, чем положительная. Игроки уже фиксируют задержки поставки оборудования из Китая и осторожно говорят о сокращении квалифицированного персонала на 20-30%. Дополнительный фактор риска в Украине – вектор государства на сокращение зеленых тарифов. И без того спорное решение, в момент кризиса становится особенно деструктивным. В этом плане радует только то, что Украина в любом случае идет в фарватере мировых трендов, и если там позиции альтернативной энергетики укрепятся, то постепенно они будут развиваться и здесь. Хочется надеяться, что перераспределение сил на мировом энергетическом рынке приведет к тому, что и Украина серьезнее займется альтернативными источниками энергии. Куда приятнее, когда ветер не гуляет в карманах, а превращается в мегаватты для городов и промышленности.